Открыть меню

Ответы на вопросы по постановлениям суда округа

Подробнее

1. Учитывая правовую позицию, изложенную в определении Верховного Суда Российской Федерации от 16.06.2015 по делу № 309-КГ15-209, является ли достаточным основанием для отказа в продлении договора аренды земельного участка установление судом обстоятельств, свидетельствующих о наличии на участке объекта, разрешение на строительство которого не получено?


Арбитражный суд Алтайского края.

В указанном определении Верховного Суда Российской Федерации изложена позиция, согласно которой застройщик вправе приступить к строительству объекта капитального строительства (в случаях, когда необходимо получение разрешения) только после получения разрешения на строительство такого объекта, осуществления всех предусмотренных законом мероприятий и оформления документов, подготавливаемых в целях его получения и осуществления строительства. По смыслу положений пункта 3 статьи 22 Земельного кодекса Российской Федерации1 (в редакции, действующей до 01.03.2015), правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2008 № 8985/08), обоснованность отказа в продлении договора аренды связана с оценкой действий арендатора по надлежащему использованию земельного участка, добросовестности его действий, направленных на достижение цели договора, а также возможности ее достижения в пределах срока действия договора аренды.

В связи с этим обстоятельства, подлежащие доказыванию, в спорах о продлении договора аренды земельного участка, предоставленного для осуществления строительства, не исчерпываются установлением факта наличия или отсутствия разрешения на строительство. Наличие на участке объекта, разрешение на строительство которого не получено, само по себе не может служить основанием для отказа в продлении договора аренды и подлежит оценке в совокупности другими доказательствами с точки зрения возможности достижения цели договора аренды.


2. Допускается ли приобщение и исследование документов, поступивших в арбитражный суд в электронном виде, без их распечатки или же такие документы могут быть приобщены к материалам дела только на бумажном носителе?

Седьмой арбитражный апелляционный суд.

В соответствии с частью 1 статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, вправе представлять в арбитражный суд документы в электронном виде, заполнять формы документов, размещенных на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет, в установленном порядке.

Согласно абзацу двенадцатому пункта 12 Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации, утвержденной постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.12.2013 № 100, материалами судебного дела могут быть как документы на бумажных носителях, так и электронные документы и/или электронные образы документов. В соответствии с пунктом 3.3.6 названной Инструкции изучение документов, поступивших в арбитражный суд в электронном виде, осуществляется судьями и сотрудниками суда при помощи имеющихся в распоряжении суда технических средств. При необходимости по требованию судьи такие документы могут быть распечатаны его помощниками/специалистами судебного состава. Таким образом, документы, поступившие в арбитражный суд в электронном виде, подлежат исследованию судом. При этом отсутствие в материалах дела распечатанных экземпляров электронных документов не свидетельствует о процессуальных нарушениях. Документы, представленные в электронном виде, могут быть приобщены и исследованы без их распечатки на бумажном носителе только в том случае, если они доступны и читаемы в электронном формате.


3. Допустимо ли повторное обращение кредитора с требованием к должнику, учитывая, что ранее данное требование, хотя и заявленное в меньшей сумме, но возникшее по тому же основанию и за тот же период, уже было рассмотрено в рамках дела о банкротстве и по этому требованию принят соответствующий судебный акт?

Седьмой Арбитражный апелляционный суд.

Согласно пункту 1 статьи 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным названным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что имеется вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт арбитражного суда, суда общей юрисдикции или компетентного суда иностранного государства, за исключением случаев, если арбитражный суд отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда.

При этом под предметом иска понимается материально-правовое требование истца к ответчику, а под основанием иска – обстоятельства, на которых истец основывает свои требования к ответчику (пункт 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.10.1996 № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции»).

Согласно правовому подходу, содержащемуся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2012 № 11738/11, заявление о взыскании суммы большей, чем в ранее рассмотренном деле, не является основанием для вывода об изменении предмета спора. Применительно к рассмотрению требований кредиторов в деле о банкротстве вышеизложенное означает, что в случае, если имеется вступивший в законную силу судебный акт, принятый по требованию, и кредитором заявлено о включении в реестр нового требования (пусть и в ином размере) за тот же период времени или за период, являющийся частью периода, бывшего предметом рассмотрения в другом деле, производство по требованию подлежит прекращению применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.


4. При рассмотрении заявления о включении в реестр требований кредиторов суммы задолженности, основанной на договоре поручительства, следует ли судам устанавливать осведомленность банка о фактическом финансовом состоянии других лиц, входящих в единую с поручителем группу лиц – холдинг и исследовать вопрос о юридической квалификации договоров поручительства, заключенных банком с юридическими лицами, входящими в этот холдинг?

Арбитражный суд Алтайского края.

При рассмотрении судом заявления о включении в реестр требований кредиторов задолженности, основанной на неисполнении должником обязательств, принятых на себя в соответствии с договором поручительства, представляется необходимым исходить из следующего. В пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» разъяснено, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. Согласно общему правилу абзаца первого статьи 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (пункты 1, 2 статьи 363 ГК РФ).

В пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов. Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, связанных с применением Главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

Таким образом, при рассмотрении обособленного спора о включении в реестр требований кредиторов должника требования кредитной организации, основанного на договоре поручительства, в предмет доказывания должны входить обстоятельства, свидетельствующие о добросовестности/недобросовестности поведения сторон договора. При разрешении судом вопроса об обоснованности требования могут в том числе устанавливаться обстоятельства, связанные с осведомленностью кредитора – банка о фактическом финансовом состоянии других лиц, входящих в единый с поручителем холдинг, наличием других обеспечительных сделок, совершенных банком с входящими в холдинг предприятиями и юридической квалификацией этих сделок. Вместе с тем при применении статьи 10 ГК РФ необходимо учитывать, что пунктом 2 статьи 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» предусмотрено, что размещение привлеченных денежных средств физических и юридических лиц от своего имени и за свой счет отнесено к банковским операциям кредитной организации. Заключение договоров поручительства в обеспечение исполнения заемщиками принятых на себя кредитных обязательств является широко распространенным правилом в банковской деятельности. Положением пункта 5 статьи 10 ГК РФ презюмируется добросовестность участников гражданского оборота. Направленность договоров поручительства на реализацию нормальных экономических интересов должника (например, на получение заинтересованным лицом кредита для развития его общего с должником бизнеса) признается обстоятельством, имеющим существенное значение для оценки сделки с точки зрения ее соответствия закону (пункт 15.1 постановления № 32).

При этом относительная недостаточность размера активов поручителя при заключении договоров, обеспечивающих обязательства аффилированного, имеющего общий с поручителем бизнес лица, не может свидетельствовать о наличии признаков злоупотребления правом со стороны участников такой сделки. Более того, действия кредитной организации, на протяжении длительного времени осуществлявшей кредитование различных юридических лиц, имеющих общий бизнес, в ситуации ухудшения финансового положения заемщиков, выразившиеся в заключении дополнительных договоров поручительства, должны, по общему правилу, признаваться направленными на обеспечение разумного экономического интереса – обеспечения возврата ранее выданных денежных средств.

Таким образом, применяя при рассмотрении требования банка статью 10 ГК РФ, суд должен располагать неопровержимыми доказательствами того, что, заключая с должником договор поручительства, кредитор не добивался реализации своего обычного экономического интереса способом, широко применяемым в банковской практике, а действовал исключительно в противоправных целях, имея намерение причинения вреда законным правам и интересам других лиц.


5. В случае доказанности факта того, что предмет лизинга не может быть использован по назначению ввиду несоответствия его качественных характеристик, подлежит ли взысканию с продавца в качестве убытков выкупная плата, входящая в состав лизинговых платежей?

Арбитражный суд Омской области.

Деятельность лизингополучателя является предпринимательской, направленной на получение прибыли, поэтому использование предмета лизинга в предпринимательской деятельности обусловлено разумным ожиданием получения дохода и покрытия соответствующих затрат, включая расходы в виде лизинговых платежей.

В соответствии со статьей 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца.

Если между сторонами заключено два договора (договор лизинга и договор купли-продажи), то по сути они составляют одно правоотношение, в котором лизингополучатель самостоятельно выбирает продавца, а лизингодатель приобретает предмет лизинга и передает его за плату (лизинговые платежи) во временное владение и пользование. Согласно пункту 1 статьи 670 ГК РФ арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности, в отношении качества имущества.

В случае обнаружения неустранимых недостатков, препятствующих использованию товара по назначению, и свидетельствующих о существенных нарушениях требований к качеству (пункт 2 статьи 475 ГК РФ), в пределах срока гарантии (пункт 2 статьи 476 ГК РФ) на продавца возложено бремя доказывания того, что недостатки товара возникли после передачи товара покупателю вследствие нарушения последним правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Если предмет договора лизинга утратил свои потребительские свойства, не использовался и не мог быть использован (неустранимый дефект) по назначению по вине продавца, то риск поставки некачественного предмета лизинга несет продавец. Договор лизинга прекращает свое действие применительно к статье 416 ГК РФ, поэтому лизингополучатель напрямую может обратиться к продавцу за возмещением ущерба в силу статьи 15 ГК РФ.


6. Предоставляется ли земельный участок по процедуре предварительного согласования места размещения объекта, если на момент принятия решения о предварительном согласовании вступили в силу изменения законодательства, предусматривающие предоставление такого участка на торгах?

Арбитражный суд Кемеровской области.

Порядок предоставления для строительства земельных участков, находящихся в государственной и муниципальной собственности, регламентирован статьями 30 – 32 ЗК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 30 ЗК РФ предоставление земельных участков для строительства из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется с проведением работ по их формированию: 1) без предварительного согласования мест размещения объектов; 2) с предварительным согласованием мест размещения объектов.

В силу пункта 5 статьи 30 ЗК РФ предоставление земельного участка для строительства с предварительным согласованием места размещения объекта осуществляется в следующем порядке: выбор земельного участка и принятие в порядке, установленном статьей 31 данного Кодекса, решения о предварительном согласовании места размещения объекта; выполнение в отношении земельного участка кадастровых работ, осуществление его государственного кадастрового учета; принятие решения о предоставлении земельного участка для строительства в соответствии с правилами, установленными статьей 32 указанного Кодекса.

В пункте 1 статьи 32 ЗК РФ установлено, что решение о предварительном согласовании места размещения объекта является основанием установления в соответствии с заявками граждан или юридических лиц, заинтересованных в предоставлении земельного участка для строительства, и за их счет границ такого земельного участка и его государственного кадастрового учета в порядке, установленном федеральными законами.

Юридическим фактом, который необходим для последующего предоставления участка для строительства, является решение о предварительном согласовании места размещения объекта (пункт 8 статьи 31 ЗК РФ). Согласно статье 47 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» муниципальные правовые акты вступают в силу в порядке, установленном уставом муниципального образования, за исключением нормативных правовых актов представительных органов местного самоуправления о налогах и сборах, которые вступают в силу в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации. Муниципальные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу после их официального опубликования. Положениями пункта 1.2 статьи 30 ЗК РФ органы государственной власти субъектов Российской Федерации наделены правом устанавливать перечень случаев, когда предоставление находящихся в собственности субъектов Российской Федерации земельных участков, а также земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена и которыми в соответствии с земельным законодательством они вправе распоряжаться, невозможно без проведения торгов.

Данная норма означает, что с момента вступления в силу нормативного правового акта, которым предусмотрено предоставление определенных земельных участков на торгах, они не могут быть предоставлены в ином порядке. Факт обращения гражданина либо организации в уполномоченный орган с заявлением о предоставлении земельного участка с предварительным согласованием места размещения объекта до момента введения в действие нормативного правового акта, определяющего случаи предоставления участков исключительно на торгах, сам по себе не является основанием для неприменения установленного им порядка.

В то же время, если нормативный правовой акт, устанавливающий порядок предоставления земельных участков исключительно на торгах, вступил в силу после принятия решения о предварительном согласовании места размещения объекта, утвердившего акт выбора земельного участка для строительства, это свидетельствует об отсутствии оснований для его применения к соответствующей процедуре предоставления земельного участка по заявлению заинтересованного лица. В этом случае возможность завершения предоставления земельного участка по процедуре с предварительным согласованием места размещения объекта (без торгов) сохраняется.


7. В случае, когда к объектам электросетевого хозяйства потребителя присоединены прочие потребители продавца электрической энергии, у которых на границе разграничения балансовой принадлежности сетей с этим потребителем установлены интегральные приборы учета, а у самого потребителя на точке входа электрической энергии в его сеть установлены интервальные приборы учета, подлежат ли применению к спорным правоотношениям (отношениям потребителя и гарантирующего поставщика, энергосбытовой организации по расчетам за приобретенную электрическую энергию (мощность)) положения пунктов 143, 181 Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 № 4425 , в силу которых на потребителя возлагается обязанность по оплате электрической энергии (мощности), объем которой определяется расчетным способом?

Арбитражный суд Алтайского края.

Исходя из системного анализа пунктов 143, 181 Основных положений № 442 потребитель, к сетям которого присоединены прочие потребители, обязан установить почасовые приборы учета только в отношении его точек поставки и исключительно в пределах его границ балансовой принадлежности.

Правило о распространении аналогичных требований к такому потребителю в отношении точек учета (точек поставки электроэнергии) других потребителей (в том числе транзитных) в указанных пунктах Основных положений № 442 не содержится. Такие точки поставки (точки поставки электроэнергии других потребителей) находятся за пределами границ балансовой принадлежности такого потребителя, соответственно, вне зоны его ответственности.

В пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора» указано, что согласно пункту 1 статьи 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон договора энергоснабжения (купли-продажи (поставки) энергии).

Если плата за единицу поставляемого ресурса является регулируемой, то указанная норма может быть истолкована лишь следующим образом: установление соглашением сторон иного количества энергии, которое оплачивает абонент (потребитель, покупатель), допускается только тогда, когда невозможно определить фактически принятое им количество энергии в соответствии с данными учета, а закон или иные правовые акты не содержат порядка определения такого количества в отсутствие данных учета. Это правило направлено на защиту публичных интересов, обеспечиваемых государственным регулированием тарифов.

В связи с этим отсутствие в законодательстве урегулирования спорных правоотношений (отношений, когда к объектам электросетевого хозяйства потребителя присоединены прочие потребители продавца электрической энергии, у которых на границе разграничения балансовой принадлежности сетей с этим потребителем установлены интегральные приборы учета, а у самого потребителя на точке входа электрической сети в сеть установлены интервальные приборы учета) означает, что отношения сторон спора подчиняются, прежде всего, условиям заключенного договора.


8. Может ли рассчитываться сумма неосновательного обогащения исходя из фактического промышленного использования земель, имеющих иную установленную категорию и вид разрешенного использования – земли сельскохозяйственного назначения и для сельскохозяйственного использования?

Арбитражный суд Кемеровской области.

Исходя из самого понятия обязательства из неосновательного обогащения, общих правил о возврате неосновательного обогащения, правовая позиция Верховного Суда Российской Федерации, изложенная в письме Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Свириденко О.М. от 16.10.2014 № 7-ВС-4759/14 (вопрос «каким видом разрешенного использования (или категории земель) следует руководствоваться при определении стоимости земельного участка, изымаемого для государственных или муниципальных нужд»), не подлежит применению при определении размера неосновательного обогащения за использование земельного участка.

К отношениям, которые касаются расчетов, связанных с возмещением стоимости неосновательного обогащения, не могут применяться положения, касающиеся определения размера убытков собственников и иных землепользователей изымаемых земельных участков. При разрешении споров о взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком обязательным является установление доказательств ведения на спорном земельном участке фактической деятельности.

Так, лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (пункт 2 статьи 1105 ГК РФ)

Другие новости

Мы в социальных сетях: