Открыть меню
Юридический центр адвоката Анатолия Антонова
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д. 11а, ст.1, офис 29 г. Самара, пр-т Карла Маркса, дом 192, офис 619

Основания признания договора дарения недействительным

Подробнее

Договор дарения относится к одним из самых распространенных гражданско-правовых договоров. Согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.
К договору дарения в силу положений ст. 153 ГК РФ применимы общие положения о недействительности сделок, указанные в § 2 гл. 9 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Наиболее распространенными основаниями для признания договора дарения недействительным из тех, что указаны в названном параграфе, являются:
а) нарушение требований закона или иного правового акта (ст. 168 ГК РФ).
В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка может быть признана недействительной, если она нарушает требования закона или иного правового акта.
Прежде всего, исходя из принципа свободы договора (п. 1 ст. 1 ГК РФ), смысла ст. 572 ГК РФ, для заключения договора дарения необходимо установить, что воля дарителя действительно была направлена на совершение сделки, т.е. была выражена явным недвусмысленным образом, в противном случае договор дарения может быть признан недействительным. При этом воля дарителя должна быть выражена с соблюдением требований к форме договора дарения (ст. 574 ГК РФ).
Так, суд признал недействительным договор дарения, поскольку воля дарителя на заключение договора дарения принадлежащей ему квартиры не выражена, подпись в документах, послуживших основанием для регистрации перехода права собственности, выполнена другим лицом, что свидетельствует о том, что в силу ст. 168 ГК РФ оспариваемый договор дарения является ничтожной сделкой (Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 26.10.2016 по делу N 33-13880/2016).
Однако соблюдение требований закона по форме сделки, выраженности воли дарителя недостаточно, если законом установлен запрет на дарение в соответствии со ст. 575 ГК РФ. Нарушение запрета на дарение приведет к признанию сделки недействительной в силу ст. 168 ГК РФ.
Так, суд признал недействительным договор дарения, т.к. согласно пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями, а на момент заключения договора стороны являлись индивидуальными предпринимателями и в соответствии с п. 3 ст. 23 ГК РФ на них распространялся подобный запрет (Постановление ФАС Центрального округа от 26.09.2013 по делу N А62-890/10 (Определением ВАС РФ от 20.01.2014 N ВАС-19403/13 отказано в передаче дела для пересмотра данного Постановления)).
Даритель должен обладать правом на передачу имущества в дар, и сама сделка не должна нарушать права и законные интересы других лиц.
Например, суд признал недействительным договор дарения в силу ст. 168 ГК РФ, т.к. заключением договора дарения были нарушены права наследника на приобретение в порядке наследования спорного недвижимого имущества (Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21.06.2016 по делу N 33-11640/2016).
В другом деле даритель не вправе был отчуждать по договору дарения спорную долю в уставном капитале ООО, т.к. не обладал правом на нее (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.07.2015 N Ф05-6396/2015 по делу N А40-17064/14-104-148).
Должны быть соблюдены требования закона и по порядку отчуждения предмета договора дарения. Так, например, может быть признан недействительным договор дарения земельного участка без расположенных на нем объектов недвижимости и наоборот — объектов без участка (Определение Верховного Суда РФ от 16.06.2016 N 305-ЭС15-6515 по делу N А41-2099/2011, Определение Верховного Суда РФ от 30.07.2013 N 4-КГ13-24).
Законом либо уставом юридического лица в соответствии с законом могут выдвигаться также требования к порядку заключения договора, нарушение которого будет являться основанием для признания договора недействительным.
Например, суд признал недействительным договор дарения в соответствии со ст. 168 ГК РФ, т.к. договор дарения доли в уставном капитале общества заключен сторонами без получения установленного как законом, так и уставом общества согласия участника и самого общества (Постановление ФАС Уральского округа от 12.12.2013 N Ф09-11755/13 по делу N А76-5884/2012).
В другом деле не было получено нотариального согласия супруги дарителя при заключении договора дарения и одаряемые знали о несогласии супруги на отчуждение имущества, суд признал подобное нарушением порядка заключения договора и на основании ст. 168 ГК РФ признал договор дарения недействительным (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.03.2015 по делу N 33-9903/2015).
Существует и «самостоятельная» ст. 173.1 ГК РФ о недействительности сделки, совершенной без необходимого согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Нередко суды используют обе статьи — названную и ст. 168 ГК РФ.
Еще одной особой категорией дел являются споры, в которых суды в поведении дарителя усмотрели злоупотребление правом и недобросовестное поведение как одно из ключевых оснований для признания договора недействительным, при этом в судебных актах содержится ссылка как на ст. ст. 1 и 10, так и на ст. 168 ГК РФ, т.е. сделки были расценены как совершенные с нарушением требований закона (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10.09.2014 по делу N А14-12297/2013, Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2016 по делу N 33-23545/2016 и др.);
б) договор как сделка совершен с целью, противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ).
Наиболее часто по такому мотиву признаются недействительными договоры дарения долей в жилых помещениях, которые принадлежат на праве собственности несовершеннолетним или иным образом нарушают права несовершеннолетних.
Например, суд признал договор дарения недействительным, поскольку ответчик заключил безвозмездный договор отчуждения своей доли в праве собственности на квартиру постороннему лицу, не члену семьи, вынуждая тем самым ребенка фактически проживать в одной квартире с посторонними людьми, то есть сделка совершена в нарушение ст. 169 ГК РФ. Заключив оспариваемый договор дарения доли спорной квартиры, ответчик фактически освободил себя от выполнения обязанностей родителя по созданию нормальных жилищных и иных условий для своего сына, чем нарушил норму ст. 61 СК РФ (Апелляционное определение Московского городского суда от 02.06.2016 по делу N 33-21292/2016).
Схожие мотивы о нарушении прав несовершеннолетних для признания недействительным договора дарения встречаются и в Апелляционном определении Брянского областного суда от 08.09.2015 по делу N 33-3360/2015, Апелляционном определении Челябинского областного суда от 21.04.2015 по делу N 11-3673/2015;
в) договор является мнимой или притворной сделкой (ст. 170 ГК РФ).
Понятие мнимой и притворной сделок дано в ст. 170 ГК РФ.
Мнимой сделкой признается сделка, совершенная лишь для вида без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.
Например, суд признал договор дарения недействительным по мотиву мнимости сделки, т.к. в реальности после совершения оспариваемой сделки каких-либо распорядительных действий в отношении спорных объектов недвижимого имущества совершено не было; даритель продолжает проживать в жилом помещении, пользуется земельным участком, несет бремя содержания имущества, в то время как оспариваемым договором дарения таких условий не предусмотрено (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 19.07.2016 по делу N 33-12297/2016).
В другом деле договор дарения части доли в уставном капитале ООО был признан мнимой сделкой, т.к. даритель — участник ООО после заключения сделки оставался в числе участников общества и активно реализовывал свои права, вышел даритель из числа участников значительно позже совершенной сделки и с выплатой ему стоимости доли (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.01.2013 по делу N А44-619/2012).
Притворная сделка прикрывает другую сделку, в т.ч. сделку на иных условиях. Чаще всего договором дарения «прикрывают» куплю-продажу.
В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ ключевой особенностью договора дарения является его безвозмездность. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением, а является притворной сделкой.
На практике может создаваться целая цепочка договоров передачи имущества, в этом случае все они могут быть расценены как единый договор возмездного отчуждения (например, купли-продажи), особенно если совершены сделки в небольшой промежуток времени (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.09.2016 N Ф05-11685/2015 по делу N А40-98289/2014 (Определением Верховного Суда РФ от 30.01.2017 N 305-ЭС16-17700 отказано в передаче дела для пересмотра данного Постановления)).
Например, суды признали, что исполненные ответчиками договоры дарения и купли-продажи акций АО являются притворными, поскольку они были совершены с целью прикрыть единый договор купли-продажи акций общества и лишить других акционеров возможности воспользоваться своим преимущественным правом приобретения отчуждаемых акций (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.07.2011 N Ф03-2734/2011 по делу N А59-5186/2009).
В другом деле действия дарителя по заключению договора дарения не отражали его действительную волю, намерения отчуждать принадлежащую ему долю в квартире он не имел, полагая, что заключает договор залога в обеспечение обязательств по договору займа денежных средств. Воля сторон была направлена на заключение договора займа с получением денежных средств под залог доли квартиры, то есть имело место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон, которая была направлена на установление сторонами сделки гражданско-правовых отношений, иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон (Апелляционное определение Московского городского суда от 30.08.2016 по делу N 33-32319/2016);
г) договор совершен недееспособным или ограниченным в дееспособности лицом, или даритель не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст. ст. 171, 176, 177 ГК РФ).
Согласно п. 1 ст. 171 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным, является ничтожной.
Так, например, суд признал недействительным договор дарения, поскольку даритель был признан решением суда недееспособным вследствие заболевания и не мог на момент совершения сделки руководить своими действиями, осознавать их значение (Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 03.09.2015 по делу N 33-15153/2015).
Дела указанной категории по своей сути очень схожи, так как в момент заключения договора дарения даритель не в состоянии осознавать свои действия или руководить ими. Поэтому судебные акты часто содержат ссылку на ст. 177 ГК РФ, согласно п. 1 которой сделка, совершенная гражданином хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной.
То есть воля дарителя при заключении договора не должна быть с пороком, даритель не просто выражает желание (волю) на совершение сделки, но и прекрасно осознает, что совершает и какие последствия влечет за собой сделка. В противном случае договор может быть признан недействительным.
Например, по заключению судебно-психиатрической экспертизы в исследуемый период признаки заболевания у дарителя были выражены столь значительно, что лишали его возможности понимать значение своих действий и руководить ими, в том числе при оформлении договора займа, залога и дарения, что является основанием для признания договора дарения недействительным (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 07.07.2016 по делу N 11-9560/2016).
При этом необязательно даритель страдает психическим заболеванием, некоторые органические заболевания могут приводить в том числе к временным изменениям психики.
Так, в связи со смешанными заболеваниями у дарителя при жизни наблюдались клинические признаки органического расстройства личности, степень изменений со стороны психики была выражена столь значительно, что приравнивается к хроническому психическому расстройству, что лишало его в момент составления и подписания договора дарения способности понимать значение своих действий и руководить ими (Апелляционное определение Московского областного суда от 20.07.2016 по делу N 33-15955/2016).
Повлиять может и психологическая зависимость от одаряемого.
Иллюстрацией подобной категории дел может послужить Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 13.04.2016 по делу N 33-2431/2016: даритель по заключению комиссии экспертов всецело находился в витальной, эмоциональной и психологической зависимости от одаряемых, был легко им подчиняем. Данные лица являлись основными источниками связи с внешним миром, руководителями его инициативы и волеизъявления. Его поведение в целом носит ярко выраженный иррациональный характер и определяется не столько психологическими механизмами, сколько наличием психопатологической симптоматики. Учитывая, что выраженные изменения психики развились у дарителя на момент оформления доверенности, распоряжения об отмене завещания и завещания, он не мог понимать значения своих действий и руководить ими. В связи с этим заключенный в последующем договор дарения является недействительным.
д) договор совершен под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных последствий (ст. 179 ГК РФ), а также под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ).
Обман при совершении договора дарения выражается прежде всего в том, что одаряемый или иное лицо воспользовались доверием дарителя к ним, которое возникло по различным причинам (как к представителю правоохранительных органов, родственнику, давнему другу/знакомому и т.п.). При этом зачастую даритель может как пребывать в заблуждении относительно природы сделки, так и понимать суть сделки, но находиться под обманным влиянием дарителя или третьего лица.
Так, суд признал договор недействительным, т.к. даритель не имел намерения совершить подобную сделку, подписал документы под влиянием обмана, заблуждаясь о смысле подписываемых бумаг (Апелляционное определение Московского городского суда от 10.11.2014 по делу N 33-35108). Схожий мотив можно найти и в Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 08.08.2016 по делу N 33-10485/2016: даритель в силу своей неграмотности и неспособности читать пребывал в заблуждении относительно природы документов, которые подписал; считал, что подписывает завещание, а не договор дарения.
Особенно распространено применение обмана при нахождении дарителя в тяжелой жизненной ситуации: в состоянии болезни, потери работы, наличия долговых обязательств у дарителя или близких ему людей и т.п.
Например, даритель находился в тяжелой жизненной ситуации из-за долга сына по кредиту перед банком, который не имел возможности погасить. Одаряемый внушил ему, что он может потерять квартиру и остаться на улице, если банк обратится в суд, и спастись от взыскания можно, только подарив квартиру ему. Поверив ему под влиянием стечения жизненных обстоятельств, истец лишился единственного жилья (Апелляционное определение Владимирского областного суда от 23.04.2015 по делу N 33-1398/2015).
Обман может сочетаться и с психологическим давлением.
Например, на дарителя-сироту при достижении им возраста 18 лет оказал давление бывший представитель его матери по судебному делу, который утверждал, что мать дарителя задолжала ему деньги; при давлении действовал напористо, не давал читать документы (Апелляционное определение Московского городского суда от 28.03.2016 по делу N 33-8729/2016). Давление может выражаться и в угрозе уголовного преследования, в т.ч. за противоправные действия дарителя (Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 02.03.2016 по делу N 33-1864/2016).
Может применяться и только физическое давление, но часто оба вида сочетаются; либо же имеет место только насилие или угроза его применения без вхождения в обманное доверие к дарителю.
Так, суд установил, что ответчик является посторонним лицом по отношению к истцу-дарителю, получил его расположение в момент, когда истец, являющийся одиноким человеком и вследствие перенесенных заболеваний нуждающийся в посторонней помощи, был напуган действиями неустановленных лиц, производивших звонки на домашний телефон с целью совершения мошеннических действий, воспользовался нахождением истца в психотравмирующей ситуации, искавшего возможности выхода из сложившейся ситуации, заключив договор дарения на единственное для истца жилье, что в совокупности является основанием для признания договора недействительным (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 11.04.2016 N 33-86/2016 по делу N 2-282/2014).
В другом споре дарителю угрожали, что вывезут в лес и закопают, если он не подпишет документы, спаивали его (Апелляционное определение Калининградского областного суда от 17.04.2013 по делу N 33-1643/13).
Существенное заблуждение относительно природы совершаемых действий очень схоже с вышеприведенными примерами, когда использовались обман и давление. Зачастую заблуждение и обман, как и говорилось выше, сочетаются. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался. Обычно даритель при этом страдает заболеваниями, снижающими его способность воспринимать информацию и осознавать свои действия (плохое зрение или слух, нарушения интеллекта и т.п.).
Например, даритель в силу преклонного возраста и хронических заболеваний заблуждался относительно природы совершаемой сделки, предполагая, что подписывает завещание, а не договор дарения (Апелляционное определение Саратовского областного суда от 14.09.2016 N 33-7010/2016).
То есть, как правило, «дарители» думают, что подписывают совершенно иной документ или договор иной природы, например договор пожизненного содержания (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.08.2016 по делу N 33-32731/2016).
е) договор заключен без одобрения соответствующей сделки органами юридического лица, третьими лицами или государственным органом, органом местного самоуправления (ст. 173.1 ГК РФ); либо же предметом договора является имущество, распоряжение которым запрещено или ограничено (ст. 174.1 ГК РФ).
Законом или уставом корпорации может быть предусмотрено обязательное согласие на совершение сделки, в том числе заключение договора дарения. Нарушение такого требования послужит основанием для признания договора недействительным, как это было в деле о признании недействительным договора дарения доли в уставном капитале ООО: суд установил, что сделка совершена без уведомления самого общества, без согласия других участников вопреки требованиям устава общества. Заключением спорного договора нарушено право на участие в управлении делами общества других участников (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.04.2015 N Ф05-3495/2015 по делу N А40-181337/13).
Отсутствие нотариально удостоверенного согласия супруга на отчуждение совместно нажитого имущества по договору дарения также может послужить основанием для признания договора недействительным (Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 09.12.2015 по делу N 33-7870/2015).
Запрет на отчуждение имущества может быть установлен как в силу закона, так и в силу принятия судом обеспечительных мер, наложения ареста судебным приставом-исполнителем и т.п. Сделки с имуществом «под запретом» могут быть признаны недействительными.
Так, суд признал недействительным договор дарения земельного участка, поскольку на спорный земельный участок был наложен арест судебным приставом-исполнителем (Апелляционное определение Московского городского суда от 14.04.2016 по делу N 33-8832/2016).
В другом деле суд пришел к выводу, что по договору отчуждено фактически общее имущество многоквартирного дома неуправомоченным лицом (Апелляционное определение Московского городского суда от 22.12.2015 по делу N 33-48293/2015 (Определением Московского городского суда от 20.07.2016 N 4г-7540/2016 отказано в передаче кассационной жалобы на данное Определение)).


Мы в социальных сетях: