Открыть меню

Экономколлегия ВС разъяснила, когда договор об ипотеке между банком и юрлицом считается расторгнутым

Подробнее

Как установлено судами и усматривается из материалов дела № А41-78051/2015, между банком (кредитор) и ООО “П.” (заемщик) заключен договор кредитной линии, согласно которому кредитор предоставляет заемщику кредит. В обеспечение исполнения обязательств ООО “П.”, вытекающих из договора кредитной линии, между обществом (залогодатель) и банком (залогодержатель) заключен договор ипотеки (залога недвижимости), согласно которому залогодатель предоставляет залогодержателю в залог принадлежащее ему на праве собственности недвижимое имущество. Договор об ипотеке зарегистрирован в установленном законом порядке.
Впоследствии залоговые права перешли от банка к другой компании в результате ряда последовательных уступок права требования по договору кредитной линии.
В ходе конкурсного производства в рамках дела о банкротстве общества конкурсным управляющим установлено наличие соглашения, заключенного между банком и обществом, которым договор об ипотеке был расторгнут с момента подписания соглашения.
Суд первой инстанции признал отсутствующим обременение в виде ипотеки в отношении спорного недвижимого имущества.
Апелляция с мнением суда первой инстанции не согласилась, отменила решение и приняла по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований о признании обременения отсутствующим.
Суд апелляционной инстанции исходил из того, что соглашение о расторжении договора ипотеки подлежало государственной регистрации. Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и установив, что соглашение, подписанное между банком и обществом, не было зарегистрировано в ЕГРП, а доказательств совместного заявления залогодателя и залогодержателя о прекращении ипотеки, а также уклонения банка от государственной регистрации соглашения о расторжении договора ипотеки в материалах дела не имеется, суд апелляционной инстанции признал договор ипотеки действующим и в удовлетворении иска отказал.
Суд округа исходил из того, что государственная регистрация не определяет форму сделки, а действующим законодательством государственная регистрация соглашения о расторжении договора ипотеки не предусмотрена, в результате чего пришел к выводу о том, что с момента подписания соглашения договор залога являлся расторгнутым, а ипотека прекратилась, в связи с чем удовлетворил иск.
Однако, по мнению экономколлегии Верховного Суда, окружной суд не учел, что в силу пункта 1 статьи 25 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)” такое соглашение, как опосредующее совместную волю залогодателя и залогодержателя о прекращении залоговых отношений, может являться основанием для погашения регистрационной записи об ипотеке и, соответственно, прекращения залоговых отношений только при совместном обращении указанных лиц в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, с заявлением о прекращении ипотеки.
Таким образом, соглашение само по себе, без надлежащего обращения заключивших его лиц в регистрирующий орган, не может служить основанием для признания отсутствующим обременения спорного имущества в виде ипотеки.
Ознакомиться с полным текстом Определения Верховного Суда РФ № 305-ЭС17-3021 можно здесь.

Другие новости

Мы в социальных сетях: