Открыть меню
Антонов Анатолий Петрович

Дело №А55-327/2017 (11.10.2018)

Антонов Анатолий Петрович
Подробнее о специалисте
Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд подтвердил законность принятого Арбитражным судом Самарской области решения об отказе в удовлетворении заявления о признании сделки недействительной
Суть дела:

Определением Арбитражного суда Самарской области от 18.01.2017 возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью "А".

Определением Арбитражного суда Самарской области от 29.03.2017 в отношении общества с ограниченной ответственностью "А" введена процедура наблюдения. Утвержден временный управляющий.

Определением Арбитражного суда Самарской области от 18.08.2017 в отношении общества с ограниченной ответственностью "А", введена процедура внешнего управления сроком на 12 месяцев. Утвержден внешний управляющий.

Внешний управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением, в котором просит признать недействительными договоры купли-продажи земельного участка, нежилых зданий и сооружения, заключенные между ООО "А" и ООО "К", применить последствия недействительности сделки, а именно возвратить в конкурсную массу проданное недвижимое имущество.

Арбитражный суд Самарской области оказал в удовлетворении заявления внешнего управляющего об оспаривании сделки должника и применении последствий ее недействительности отказано, расходы по уплате госпошлины отнесены на должника ООО "А".

Не согласившись с принятым судебным актом, внешний управляющий обратился в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит отменить определение суда первой инстанции и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Проверив материалы дела, изучив и оценив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия апелляционной инстанции не нашла оснований для удовлетворения доводов жалобы и отмены судебного акта по следующим основаниям.

Согласно статье 32 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ (далее по тексту - Закон о банкротстве), статье 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о банкротстве юридических лиц рассматриваются по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными настоящим Федеральным законом.

Как следует из материалов дела, между ООО “А” (Продавец) и ООО “К” (Покупатель) были заключены договоры купли-продажи доли в праве собственности на земельный участок, договор купли-продажи нежилого здания, договор купли-продажи нежилого здания, договор купли-продажи нежилого сооружения, в соответствии с условиями которых должник продал, а ООО “К” купил объекты недвижимости по установленной сторонами данных сделок цене.

Как указал заявитель, при проведении финансового анализа деятельности ООО “А” внешним управляющим была получена информация о движении денежных средств должника, на основании которой им был выявлен перевод денежных средств в количестве сопоставимом с суммой, полученной ООО “А” от реализации недвижимого имущества по договорам купли-продажи, заключенным между Должником и ООО “К” на расчетный счет ООО “Н” на основании договора подряда; при этом ООО “Н” в последующем было ликвидировано. В процессе осуществления полномочий внешним управляющим по выявлению признаков недействительности оспариваемых сделок, внешним управляющим получена информация о переводе денежных средств с расчетного счета ООО “Н” на расчетный счет ООО “О” в сумме, сопоставимой с переведенной с р/с ООО “А” на р/с ООО “Н”.

18 декабря 2015 года ООО “О” путем присоединения к ООО “Ц” прекратил деятельность как юридическое лицо. В последующем сумма перечислена с р/с ООО “Ц” на р/с ООО “К”.

В этой связи, внешний управляющий ООО “А” полагает, что посредством произведенных операций по перечислению денежных средств, полученных от реализации недвижимого имущества ООО “А”, между ООО “Н”, ООО “О”, ООО “Ц” и ООО “К” осуществлялся вывод основного имущества из балансового актива ООО “А” в предбанкротный период.

Указанные операции с суммой, переведенной ООО “А” от ООО “К”, по мнению внешнего управляющего, указывают на мнимость сделки по заключению договоров купли-продажи недвижимого имущества, принадлежащего ООО “А” на праве собственности, что и явилось основанием для обращения с настоящим заявлением.

В обоснование заявленных требований внешний управляющий ссылается на положения п.1 ст.61.1, п.2 ст.61.2, ст.61.3 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, указывая при этом также на то, что рыночная стоимость переданного должником имущества существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения.

Также внешний управляющий отмечает, что согласно ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. Сделки должника в рамках обычной хозяйственной деятельности защищены от оспаривания как подозрительные, только если их сумма не превышает 1 процент от стоимости активов должника (п. 2 ст. 61.4 закона “О несостоятельности (банкротстве)”). На момент совершения оспариваемых сделок, согласно финансовому отчету внешнего управляющего оборотный актив ООО “А” составлял 300 000 000 руб. Сумма договоров по отчуждению имущества составляет 33 880 000 руб. Следовательно, 11,29 % от стоимости активов должника и оспариваемые сделки попадают под признак подозрительности. Отчужденное недвижимое имущество в пользу ООО “К” в предбанкротном периоде Должника являлось единственным ликвидным активом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в данном Законе.

Согласно пункту 2 статьи 61.2 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии следующих условий: стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок; должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы; после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

Исходя из разъяснений, данных в пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 г. № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо доказать наличие совокупности следующих обстоятельств:

-сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

-в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;

-другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

При этом при определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца 32 статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Согласно пункта 7 указанного выше Постановления, в силу абзаца 1 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника следует исходить из содержания указанных понятий, приведенных в статье 2 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” (абзацы 33 и 34).

В соответствии с указанной нормой под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств, вызванное недостаточностью денежных средств, то есть превышением размера денежных обязательств должника над стоимостью его имущества (активов). При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

Внешний управляющий, предъявляя требования о признании недействительными сделок, сослался на положения и пункта 2 статьи 61.2, и ст.61.3 Закона о банкротстве, а также на положения ст.10 ГК РФ о недопустимости злоупотребления правом гражданами и юридическими лицами, по сути обосновывая их только тем, что в результате оспариваемых сделок, совершенных в марте 2015 года, был отчужден единственный ликвидный актив должника.

Согласно положениям Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” одной из целей рассмотрения дела о несостоятельности является соразмерное удовлетворение требований кредиторов должника.

Согласно п.1 ст.61.3 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;

сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;

сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;

сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Согласно п. 2 ст. 61.3 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” сделка, указанная в п.1 настоящей статьи, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

В соответствии с п. 9.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 г. № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” при определении соотношения пункта 2 статьи 61.2 и статьи 61.3 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего.

Если сделка с предпочтением была совершена в течение шести месяцев до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в статье 61.3 Закона о банкротстве, а потому доказывание иных обстоятельств, определенных пунктом 2 статьи 61.2 (в частности, цели причинить вред), не требуется.

Согласно п.11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 г. № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3, в связи с чем, наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

В данном случае, оспариваемые сделки, датированные 18 и 24.03.2015, совершены почти за 2 года до принятия заявления о признании должника банкротом – 18.01.2017, в связи с чем, не подпадают под признаки недействительных сделок, предусмотренных положениями ст.61.3 ФЗ “О несостоятельности”.

Доказательств наличия у должника признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения оспариваемых сделок внешний управляющий не представил.

Документов, подтверждающих совершение сделок с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, а равно причинение такого вреда кредиторам должника в результате совершения оспариваемых сделок, в материалах дела не имеется.

Относительно того, что ответчик знал или должен был знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (а также о наличии заинтересованности между сторонами сделки), о неплатежеспособности должника, внешний управляющий доводов ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции, не высказывал.

На дату совершения оспариваемой сделки, в отношении ООО “А” не была применена ни одна из процедур банкротства, предусмотренных Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", соответствующие сведения не были опубликованы в средствах массовой информации, в связи с чем, ответчик не мог знать о неплатежеспособности должника.

Доводы внешнего управляющего о дальнейшем перечислении должником полученных от продажи недвижимого имущества денежных средств (дальнейших операциях) носит субъективный и вероятностный характер, каких-либо доказательств, подтверждающих данные утверждения (без указания конкретных сделок, операций по перечислениям, а также дат их совершения и конкретных сумм), заявитель в материалы дела не представил.

Ответчиком по настоящему спору в суд первой инстанции представлены копии платежных поручений, подтверждающие полное исполнение своих обязательств по оплате приобретенного у должника имущества, также ООО “К” представлена справка от 05.06.2018 за подписью его руководителя об отсутствии каких-либо договорных отношений между ответчиком и ООО “Ц”, платежные операции между данными организациями не совершались.

Довод внешнего управляющего о том, что рыночная стоимость переданного должником имущества существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения, носит оценочный характер, доказательств данных обстоятельств в материалах дела также не имеется. Оценка внешним управляющим не производилась, ходатайства о назначении судебной экспертизы не заявлялось.

Между тем, ответчиком в суд первой инстанции представлена копия отчета об оценке, предметом оценки рыночной стоимости которого являлись земельный участок и нежилое здание, расположенные в Самарской области. Доля данного земельного участка является предметом договора купли-продажи доли в праве собственности на земельный участок, которая была реализована должником за 8 080 000 руб. Согласно представленной в материалы дела оценке эксперта, рыночная стоимость данного земельного участка составляет 8 587 788 руб., в связи с чем, у суда первой инстанции не было оснований полагать, что стоимость по спорному договору купли-продажи была завышена.

Поскольку в материалах дела отсутствуют и арбитражным управляющим не представлено доказательств наличия обстоятельств, указанных в абзацах втором – пятом пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, а также наличия в действиях ответчика злоупотребления правом при совершении спорной сделки, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что конкурсным управляющим не доказано наличие у сторон по сделке цели причинения вреда имущественным интересам кредиторов должника.

В итоге, документального подтверждения наличия обстоятельств, подтверждающих совокупность всех трех условий, указанных в законе, для признания сделки недействительной не усматривается (пункт 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 г. № 63, абз. второй - пятый пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве).

Как указывалось выше, в соответствии с разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 г. № 63 недоказанность хотя бы одного из обстоятельств, перечисленных в подпунктах а), б), в) названного пункта, является основанием для отказа судом в признании сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявления внешнего управляющего к ООО “К” о признании сделки должника недействительной и применении последствий ее недействительности.

Довод апелляционной жалобы внешнего управляющего о неправомерном отказе суда в истребовании выписки с расчетного счета ООО “К” о поступлении денежных средств за период с 23.03.2015 по 01.05.2015, что могло изменить исход дела, исследован судом апелляционной инстанции и отклонен, поскольку суд первой инстанции в полном объеме установил обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения спора, им дана надлежащая правовая оценка, правильно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения.

В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. В силу п.4, 5 указанной статьи каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами; никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Результат:

Руководствуясь вышеизложенным, требованиями статей 268, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда Самарской области от 26 июля 2018 г. об отказе в удовлетворении заявления о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки в рамках дела № А55-327/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Отзывы наших клиентов

К сожалению, на сайте Вы не увидите отзывов довольных Доверителей. Потому что в силу Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 N 63-фз, а также «Кодекс профессиональной этике адвоката» (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003) публикация отзывов Доверителей о работе адвоката, как и публикация любых сведений о Доверителях, запрещена.
Мы в социальных сетях: